История Частодубравского сельского поселения

«Откуда пошла, есть» деревенька моя и твоя…

ЧАСТАЯ ДУБРАВА, село, центр Частодубравского сельсовета. Упомянается в ревизских сказках 1830-х гг. Возникло значительно раньше. В 1837 г. здесь была построена церковь.  В списке населенных мест 1862 г. — село казенное, 89 дворов, 836 жителей. В 1880 г. в нем насчитывалось 143 двора и проживало 1091 человек. В 1911 г . — 200 дворов и 1165 жителей.  По переписи 1926 г. в селе значилось 353 двора и 1853 жителя. В начале 1932 г. — центр сельсовета, население составляло 1974 человека. На 1 января 2001 г. — 595 дворов и 2143 жителя. Во время существования волостей входило и Сыр­скую и Романовскую (Ле­нинскую) волости Липец­кого уезда Тамбовской губернии. В 1935-1962 гг. на­ходилось в составе Боринского района. Имело на­звания: Частые Хутора, Ча­стое. Нынешнее название — по дубовому леску (дуб­раве). Получило извест­ность большим пчеловод­ческим комплексом и пер­вым в области сельским краеведческим музеем.

                                                                                                                                                   Константин Тихонович Огрызков

                                                                                                                                         // Сельская нива. — 2002. — 29 января.

«Откуда пошла, есть» деревенька моя и твоя…

ЯСНАЯ ПОЛЯНА, деревня Частодубравского сельсовета. Как поселок основан в 1925 г. выходцами из села Студеные Хутора. По переписи 1926 г. в нем насчитывалось 12 дворов и 50 жителей. В начале 1932 г. здесь проживало 62 человека. Относился к Ленинской волости Липецкого уезда Тамбовской губернии. Позднее стал именоваться деревней. В 1935¬1962 гг. находилась в составе Боринского района. Ha 1 января 2001 г. в ней было 48 хозяйств и 100 жителей.

                                                                                                                                                   Константин Тихонович Огрызков

                                                                                                                                         // Сельская нива. — 2002. — 29 января.

«Откуда пошла, есть» деревенька моя и твоя…

ТОВАРО-НИКОЛЬСОЕ, село Частодубравского сельсовета, в верховье речки  Репец. Возникло в середине XVIII в. Было выселено из расположенного неподалеку села Мокрый Боярак (ныне с. Ржавей Задонского района). Близ села недавно обнаружено место, где в XVIII в. располагались сыродутные горны, в которых здешние мастера выплавляли железо. Первоначально селение называлось Товарное. Прозрачно видно, что в основе наименования лежит слово “товар”. Но этот термин имеет множество значений. Мы здесь приведем два из них. Те, которые, на наш взгляд, могут объяснить историю возникновения названия селения. Первое. Слово “товар”, по В. Далю, означает “табор, укрепленный стан”. В таком значении оно употреблялось в летописях XIII в. и других документах прошлого. Вполне допустимо, что слово “товар” в таком значении могло закрепиться в названии новопоселенной деревни. И второе значение слова “товар”. Профессор из Петербурга В. В. Колесов указывает, что этот термин исторически подразумевал “совместное действие” или “совместное движение к определенной цели”, а также “людей, собранных для исполнения данной задачи”. Не исключено, что первые жители, давая название своему селению, вкладывали в него именно этот смысл. Но есть легенда, которая передавалась из поколения в поколение. В старину на том месте, где расположено село, и далеко окрест рос большой лес, в котором находили себе приют крепостные крестьяне, сбежавшие от помещичьего гнета. Жили они в землянках и занимались разбоем на Задонской дороге, пролегавшей лесом до Воронежа. Разбойники набегали на обозы богатых торговцев, отбирали у них деньги, драгоценности, мануфактуру, обувь, одежду, продукты. В лесу у них были потайные места, где все это пряталось. Первые поселенцы обнаружили одно из таких мест с товаром. И поэтому дали своему селению название Товарное. Лес, где был найден товар, позже сгорел. Этот овражный участок получил наименование Гореленький. В последующие годы при посадке деревьев и добыче глины для изготовления кирпича жители села находили здесь остатки кухонной утвари, что подтверждало правильность рассказов о том, что беглые крестьяне обретали себе в этих местах пристанище. После открытия в 1787 г. в соседнем селе Кленовое (Александровка) Никольской церкви деревня Товарное вышла в приход этой церкви и получило второе наименование — Никольское. Под этими двумя названиями селение отмечается в официальных документах вплоть до 1930-х гг. А потом за селом закрепилось нынешнее двойное название Товаро-Никольское. В списке населенных мест 1859 г. — деревня владельческая, 221 двор, 1903 жителя. По данным 1880 г. — село с Никольской (Николаевской) церковью (построена в 1873 г.), 167 дворов, 1617 жителей. По переписи 1886 г. — 191 двор, 1336 жителей. В 1900 г. здесь насчитывалось 198 дворов и 1445 жителей, имелось 12 ветряных мельниц. По переписи 1926 г. — центр сельсовета, 327 дворов, население — 1829 человек. В 1932 г. в селе проживало 1908, а в 1954-м — 735 человек. В 1960 г. в нем значилось 219 дворов и 673 жителя. На 1 января 2001 г. — 91 двор, 152 жителя. В период существования волостей входило в Александровскую волость Задонского уезда Воронежской губернии, а с 1924 г. — в Казинскую Воронежского уезда. Находилось в составе Задонского и Боринского районов. В июле 1853 г. крестьяне Никольского и соседних Черниговки и Александровки во главе с Иваном Шилулиным восстали против гнета помещика. Активнее других в восстании участвовали крестьяне Никольского. Поэтому в этом селе в 1988 г. был открыт памятник, запечатлевший подвиг крепостных крестьян трех сел. Рядом с селом расположена одна из самых высоких отметок в области (234 м над уровнем моря).Уроженцами селя являются Герои Советского Союза Е. А. Дьяконов и Д. А. Шипулин, Герой Социалистического Трупа И. Н. Околелов, ученый-медик С.Н. Страхов.

                                                                                                                                                   Константин Тихонович Огрызков

                                                                                                                                         // Сельская нива. — 2001. — 12 декабря.

«Откуда пошла, есть» деревенька моя и твоя…

ТЕРНОВОЕ, деревня Частодубравского сельсовета. Отмечается в “Экономических примечаниях Липецкого уезда” 1782 г. В списке населенных мест 1862 г. — сельцо владельческое, 29 дворов, 401 житель, конный завод. По данным 1911 г — деревня с 40 дворами и 237 жителями, относилась к приходу церкви с. Частая Дубрава. По переписи 1926 г. в ней было 77 дворов и проживало 344 человека. В начале 1932 г. население составляло 380 человек. На 1 января 2001 г. здесь насчитывалось 44 хозяйства и 107 жителей. В период существования волостей входила в Романовскую (Ленинскую) волость Липецкого уезда Тамбовской губернии. В 1935-1962 гг. находилась в составе Боринского района. Имело название Жадово (по фамилии владелицы дворянки Жадовской), которое часто употребляется и поныне. Сегодняшнее наименование — по терновым зарослям.

                                                                                                                                                   Константин Тихонович Огрызков

                                                                                                                                         // Сельская нива. — 2001. — 12 декабря.

Металлургия у села Товаро-Никольское была развита еще в Допетровскую эпоху. Что показали раскопки? У Бручеевых ключей, в 2-х км южнее села Товаро-Никольское, находился целый металлургический комплекс с завершенным технологическим процессом (на уровне 16-17 веков). Были раскопаны стоящие рядом три сыродутные домницы (горна) с рабочей площадкой, вблизи – шахтный колодезь для добычи железной руды, яма для томления древесины, шихтовый двор, плотина в нижнем течении ключей, на противоположном склоне – кузнечный двор, где перековывали чугун в железо, недалеко от домниц – шлаковый отвал. Недалеко от шихтового двора был обнаружен формовочный песок. Ключи назывались Бручеевыми по имени главного мастера и владельца этого промыслового «заводика».
Выбор мастеров выпал на небольшой холм между двумя оврагами у Бручеевых ключей. Обнаруженная плотина – насыпная, довольно высокая, почти до уровня спуска склона этого «заводика». Плотина имеет промытый участок. От зеркала пруда шел шлюз, по которому спускалась вода – она использовалась для промывания молотой зернистой руды. Таким образом обогащали руду. Рядом со шлюзом – шихтовый двор. На нем промытую руду сушили, и мастеровые из сухой обогащенной руды, флюса и древесного угля готовили шихту для засыпки в сыродутный горн. На шихтовом дворе обнаружен довольно толстый слой (от 30 до 60 см) молотой (зернистой), возможно, и промытой руды. Вся эта площадка 6 х 8 метров была покрыта травянистой растительностью. Она находилась с востока у шлюза, с. Юга – недалеко от пруда, с севера – у домниц (сыродутных горнов) и шахты-колодезя, которые находились недалеко друг от друга.
Шахта была неглубокой, приблизительно около 9 метров. Опускали рудокопов в бадье (большое деревянное ведро), за спиной они имели кожаные мешки на ремнях, в которые засыпали добытую руду. В этих бадьях руду подымали наверх и высыпали на рудный двор. С нею занимались другие мастеровые. В подземелье руду не кололи, а скребли специальными скребками. Руда получалась зернистая и готовая для обогащения. Труд рудокопов был каторжным, в шахте было сыро, стоял смрад от факелов, освещавших шахту. В них работали крепостные или государственные крестьяне, а часто и каторжане. Жилой поселок рудокопов и служивых, по-видимому, находился невдалеке от «заводика» и села Товаро-Никольское.
Сыродутные горны (домницы) представляли собой ямы яйцевидной формы, вырвтве в слое глины (после снятия слоя чернозема). Их в одном ряду было три, каждая глубиной 120 см, наибольшая ширина – 60 см, дно – 35 см. Глина у печей, с отступом 30-40 см, вертикально срезалась на высоте 60-70 см – образовалась рабочая площадка для горновых мастеров. Сначала вырытые ямы сушили подожженным древесным углем. С внутренней стороны ямы ставили из огнеупорной глины сопло и фурмы (через отверстие у дна ямы), замазанные раствором глины, которые соединялись с горном, находившимся на рабочей площадке. Дутье в печь проводили холодным, неподогретым воздухом, отсюда и домница еще называлась сыродутным горном. Когда печь высушивалась, а стены достигали температуры в 600-8000 С, тогда она была готова к плавке. По команде горнового в печь засыпалось определенное количество шихты, и начиналось дутье. Когда температура плавки достигала 1200-14000 С, плавка готова. Мастер выпускал плавку – чугун заливали в заранее подготовленные формы из глины и формовочного песка, шлак выбрасывали в отвал. Неполностью остывший чугун забирали кузнецы, в своих горнах разогревали до нужной температуры и затем перековывали его. Так из чугуна получали железо, которое слитками продавали. Мастеровые (кузнецы) из него ковали различные орудия труда и быта.
В районе этих раскопок были обнаружены еще три места подобных промысловых «заводиков». Поскольку село Товаро-Никольское находилось в выгодном географическом положении (в центре водораздела рек Воронежа и Дона), то здесь был развит товарообмен. Немалое место в нем занимали изделия из металла, из шерсти и гончарного производства.
При повторных раскопках в самом селе была обнаружена из двух одна гончарная печь, относящаяся 18-му веку. Печь была так уникально выложена, что при обжиге гончарных изделий температура в любом месте купола печи была одинаковой и достигала необходимой высоты. Изделия Товаро-Никольских гончаров славились во всем Междуречье.

Буравкова О.

Библиография

Виленский, М. М. Сборник материалов 1-й Липецкой конференции по краеведению (25-27 мая 1989 г.): посвящается 50-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне1941-1945 гг. 1995. – С. 70-73.

Частодубравский курган

Курган – это захоронение (кладбище). Место для захоронения выбирали самое высокое недалеко от стоянки людей, ведущих кочевой образ жизни.
В с. Частая Дубрава в 2-х км от села, в поле, в 500 метрах слева от старой Боринской дороги, идущей от села возвышался курган, такой высокий, величавый, как какой-то бастион. Существовала легенда, что во время русско-турецкой войны на этом кургане стояли пушки и стреляли по турецким позициям.
Курган как памятник материальной культуры погибал с каждым годом – он ежегодно распахивался мощными тракторами и становился все менее и менее заметным. В начале июня 1987 г. доктор исторических наук профессор Пряхин дал согласие на проведение раскопок. Были найдены интересные находки, относящиеся к Воронежской культуре (2-2,5 тысячи лет до нашей эры). Таким образом, археологические раскопки данного кургана  (он на археологической карте Советского Союза значится под названием «Частодубравский курган № 1 (Липецкой области)», свидетельствуют о том, что наш край был обитаемым с древнейших времен – более 4-х тысяч лет тому назад. Доказательство тому – находки в результате раскопок.

 Библиография

 Востриков, Ю. Археологические раскопки кургана // Виленский, М. М.Сборник материалов 1-й Липецкой конференции по краеведению (25-27 мая 1989 г.): посвящается 50-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. 1995. – С. 31-32.

 

 

Петр I в Товаро-Никольском

До настоящего времени в селе ходят различного рода легенды. Наиболее интересная из них – легенда, связанная с пребыванием в Липецке Петра I. В ней говорится, что в то время государь посетил Товаро-Никольские железоделательные заводы. Для войны с турками, особенно для строящегося на р. Воронеж флота, нужно было много металла. Будучи недовольным, что Товаро-Никольские  заводы не помогают ему в подготовке к войне (они выпускали металл, в основном, для бытовой продукции), он решил сам посетить эти заводы и дать им наказ на военную продукцию. Посетив завод у Бручеевых ключей, Петр I выразил свою неудовлетворенность низким качеством металла, низкой производительностью и обязал все эти заводы – «… отныне работать на государевы нужды». В знак памяти о своем пребывании на Никольских заводах он тайно закопал статуэтку золотого коня. Перед отъездом из «завода» у Бручеевых ключей Петр I об этом поведал провожающим и сказал: «Кто найдет статуэтку золотого коня, тот получит от меня дворянское имение и звание. Ищите, господа!». Люди до настоящего времени копают и ищут этого «золотого коня».

 Библиография

 Буравкова, О. Развитие железоделательного производства в Липецком крае в 16-18 веках // Виленский, М. М.Сборник материалов 1-й Липецкой конференции по краеведению (25-27 мая 1989 г.): посвящается 50-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. 1995. – С. 70-73.

 

Захоронение специалиста по морской артиллерии И. Д. Васильева

Готовясь к завоеванию Причерноморья и Крыма, по велению Екатерины II в Липецк был направлен для реконструкции завода один из крупнейших специалистов по морской артиллерии, капитан III ранга Васильев Иван Дмитриевич. Завершить работы по модернизации заводов он не успел – тяжело заболел. По приказу Адмиралтейства капитану III ранга Васильеву было велено немедленно вернуться в Петербург, но понимая большую важность проводимой работы, он продолжал ее до последнего вздоха. Тяжело больного в ноябре 1753 года его в почтовой кибитке повезли из Липецка на Москву. Московский тракт проходил через почтовые отделения Частой Дубравы–Донское и далее – Елец-Москва. В Частой Дубраве тяжелобольного капитана III ранга вынесли из кибитки и поместили в доме местного священника. Ночью он скончался. Его похоронили на Частодубравском сельском кладбище, а благодарные металлурги Липецких заводов отлили и уложили на его надгробии большую чугунную плиту в память о его патриотическом, до конца исполненном долге. Эта мемориальная плита ныне экспонируется в Частодубравском историко-краеведческом музее, рядом с нею объяснительная записка Ленинградского архива Военно-Морского Флота Советского Союза.

 Библиография

 Российский флот и Липецкий край // Виленский, М. М.Сборник материалов 1-й Липецкой конференции по краеведению (25-27 мая 1989 г.): посвящается 50-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. 1995. – С. 27-31.