ПАМЯТНИК ЖИТЕЛЯМ СЕЛА ПРУЖИНКИ, ПОГИБШИМ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ
Мемориал, сооруженный на средства колхоза имени Карла Маркса, был открыт 9 мая 1965 года. Основанием для центра композиции -внушительных размеров скульптуры -служат два параллелепипеда. На верхнем — три мемориальные пластиковые доски с 296 фамилиями погибших земляков. На фронтальной части нижнего — надпись «Ни-кто не забыт, ничто не забыто». На постаменте возвышается фигура солдата в гимнастерке, плащ — палатке, с автоматом наперевес, символизирующая героизм защитников родной страны. К памятнику ведут ступени, окрашенные в черный цвет. Мемориал окружают высокие ели, а перед фигурой воина заасфальтирована площадка, где каждый год проводится митинг, посвященный Дню Победы. Обелиск содержат в порядке ученики мест-ной школы, носящей имя Героя Советского Союза Игнатьева Владимира Митрофановича, совместно с сотрудниками администрации и Центра культуры и досуга. Ремонт памятника взяла на себя администрация сельского поселения. В 2013 году были заново заасфальтированы дорожки, ведущие к обелиску. 9 Мая возле мемориала выставляется Вахта памяти из старшеклассников, проходит торжественный митинг. А 22 июня жители села возлагают цветы.

МЕМОРИАЛЬНАЯ ДОСКА ГЕРОЮ СОВЕТСКОГО СОЮЗА
ИГНАТЬЕВУ ВЛАДИМИРУ МИТРОФАНОВИЧУ В СЕЛЕ ПРУЖИНКИ

«В этой школе учился наш земляк Герой Советского Союза Владимир Митрофанович Игнатьев», — такая надпись высечена на мраморной доске, увековечивающей память о смелом и мужественном командире взвода 110-го отдельного сапёрного батальона. Торжественно открытая в 2009 году, она располагается на здании школы, носящей имя знаменитого земляка. Рядом с изображением Золотой Звезды — портрет самого Игнатьева, человека необыкновенного самообладания и силы духа. Старший сержант В. М. Игнатьев принимал участие в битве на Орловско-Курской дуге, в освобождении столицы Украины Киева и столицы Югославии Белграда, в форсировании Днепра, Прута и Дуная, где в районе югославского города Апатин вывел из-под воздушного огня фашистов катер и баржу, переправил на берег более полусотни солдат, обезвредил шесть противотанковых мин. Он бесстрашно правил рыбачьей лодкой под сильным обстрелом, спасая раненых товарищей. Он тоже был ранен, но до последнего оставался в строю, пока его взвод не выполнил боевую задачу. Судьба уберегла Игнатьева. После войны он жил в Ленинграде, в 1975 году защитил диссертацию и стал кандидатом экономических наук. На малой родине чтут память о земляке. Во время торжественных линеек, к памятным датам школьники возлагают к мемориальной доске цветы.

В селе Пружинки, как и в любом населенном пункте нашей страны, нет такой семьи, такого двора, которые война обошла бы стороной.
350 сельчан отдали жизни за то, чтобы на нами мирно светило солнце. 381 человек вернулся с войны, отмеченный боевыми орденами и медалями. Уроженец села Пружинки В. М. Игнатьев удостоен звания Героя Советского Союза.
По всей стране стоят обелиски павшим войнам. Есть такой памятник и в селе Пружинки. В честь павших героев в 1965 году в центре села воздвигли памятник солдату с мемориальными досками, на которых увековечены имена Пружинских воинов, вместе со всей страной громивших вражеские армии, совершившие подвиг во имя русской земли и родного села. Благодаря им Пружинки смогли возродится после войны, не попав по фашистский гнёт.

Библиография
Страницы школьной летописи. Школа села Пружинки : 1913-2013 /отв. за вып. Е. В. Родина ; ред. К. Г. Глинкина. — Москва : ОЛМА Медиа Групп, 2013. — 235, [4] с. : ил.,фот.

Пружинский сельсовет // Обелиск : воинские мемориалы и памятники Липецкого района Липецкой области / фот. М. М. Барабанов. – Липецк, 2015. – С. 24-25. – (К 70-летию Победы в Великой Отечественной войне).

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ЖИТЕЛЕЙ СЕЛА  ПРУЖИНКИ

Какие же были условия жизни в то время?… Все вспоминают о нехватке одежды. «Шубейка у меня была – двадцать две заплатки», — с горьким смехом говорит Новикова Т. В. «Сошьет мать из своей юбки штаны – я и ходил в школу», — вспоминает Скуратов М. Я. «Одежды было мало, мать шила из своей», — рассказывает нам Тарасова А. А. Плохо было и с обувью. «Калоши были дырявые, клали в них солому», — вспоминает Маклакова А. И. Многие говорят, что ходили в колодках, это дощечки, которые веревками привязывались к ногам. «Идешь, как на коньках, — вспоминает Новикова Т. И., — того и гляди, ногу сломаешь». Она же рассказывает, что носили и лапти. Но в школу было ходить в них стыдно, она надевала валенки и ходила в них даже в половодье. Летом же просто ходили босиком.

Было не только холодно, но и голодно. Ребятишки ходили в лог, мешками рвали щавель, крапиву, чтобы варить щи. Свекольные щи варили. Хлеба не было, поэтому «мамка с поля за пазухой колосья принесет. Смелем на ручной мельнице. Листья свекольные добавляли. Муки-то мало. Хлеб из лебеды пекли – тот черный был, потому что семена черные, мелкие» (из воспоминаний Новиковой Т. И.). «Картофельные шкурки мололи, лепешки пекли», рассказывала Жихарева М. В. «Ели крапиву, хлеб из желудей», — помнит Скуратов М. Я. По воспоминаниям Маклаковой Н. П., некоторые семь «пухли с голоду».

«В войну все работали. На быках поохали, лошадей было мало, да и те плохенькие были…», — говорит Коробейникова Т. В.

Школа во время войны работала… «Топили лозинками. Было холодно. Чернила замерзали, руки мерзли. Писали кто на чем. На старых газетах, напримеР», — сказала Коробейникова Т. В. «В школе писали перьевыми ручками, а вместо чернил заливали разбавленную сажей и бураком воду», — вспоминает Дегтярев В. Д.

В нашем селе оккупации не было. Но когда немцы бомбили Елец, в Пружинках были слышны разрывы бомб, видно было зарево на горизонте. Об этом помнят все.

В 1942 году в селе находились военные. «По 10 человек их было в доме. Они были на отдыхе с передовой. Все лнто солдаты строили дорогу на Лебедянь. Был аэродром на углу Пружинского и Жукова леса. Там было несколько самолетов», — неторопливо вспоминает Боровских С. И. это подтверждает и Агеева П. И. «На Жуково был аэродром. Мертвых хоронили там же, в роще. Был и госпиталь». «В 1942 году солдаты жили в нашем селе по ригам. А еще видели мы, как солдаты идут по полевым дорогам строем. А мы стоим, глядим: может, из наших кто есть. Плачем. А они идут, хромая (ноги постерли)», — вспоминает Коробейникова Т. В. Ее младшая сестра Жихарева М. В. Тоже помнит это: «Когда военные стояли, мы, ребятишки, бывало, на печь заберемся. Военные иной раз угостят чем-нибудь».

Многие помнят и то, что около колодцев (особенно, если рядом был штаб) стояли часовые, чтобы питьевую воду никто не отравил. «У нас в риге много стояло военных, человек 80. Под окнами – пулеметы, пушка. В сенцах лежали снаряды. Возле дома дежурил патруль», — рассказывала Маклакова Н. П.

То, что в Пружинской школе во время войны непродолжительное время был госпиталь, подтверждают многие. Боровских С. И. вспоминает: «В госпитале были свои врачи. Грузовые машины, кони».Маклакова М. М. подтверждает все эти сведения и дополняет: «Мы бинты стирали. За это нам давали что-нибудь поесть. Помогали медсестрам перевязывать раненых. Приезжали к раненым с концертами». Коробейникова Т. В. говорит: «Концерты ставили и около школы. А мы бегали смотреть, нам же интересно, никогда такого не видели». Когда военные в селе стояли, они тоже устраивали в клубе концерты, соревнования», — помнит Маклакова Н. П.

Что касается сирот… «На селе было 2-3 семьи, где дети оставались сиротами, — вспоминает Руднев С. Ф. А Маклакова Т. В. рассказала: «Как ехать на Ивово (Макряновка) в бывшем помещичьем доме располагался детский дом, куда свозили детей. Он существовал и после войны, но не долго».

Библиография
Родом из войны…  // Сельская нива. – 2000. – 9 мая. – С. 5.