Шли эшелоны…

Полные боли шли эшелоны
Раненых с фронта везли на восток.
В бреду им все снится как на границе
Насмерть стоял молодой паренек.

Не славы ради и не за награду —
Он защищал свою Родину, мать,
Что в белом платочке все ждет у окошка,
Готова так вечность стоять.

А парень без боли в другом эшелоне
Уехал в иную страну.
А матери снится: сверкают зарницы
И маленький мальчик играет в войну.

***

Страшней в те годы было матерям,
Их сердце разрывали боль и муки,
Как жутко было сыновей терять,
как горько выносить разлуки!

Ночами долгими без сна,
Страдали, мысли в голове роились.
Ах, если б не проклятая война,
Давно бы внуки во дворе резвились.

Как хочется обнять, к себе прижать,
В мечтах рожденную кровинку…
И в этом вся она — святая наша мать,
Ушедшая на небеса знакомой ей тропинкой.

Война безжалостной косой
Разбила русские посевы.
Пока мы помним имена,
И сыновья, и матери бессмертны

Моя Родина

В России есть места такие,
Где сердце рвется из груди.
Там я родился, там учился,
Мечтал о том, что впереди.

Там я ровнялся на героев,
Что из села ушли на фронт,
Гирлянду славы нес я гордо,
Кто павших помнит, тот поймет.

Парит там в небе храм Знаменья,
Как символ Веры и Добра.
Там было несколько селений
И речка Вешняя текла.

Не очень звучное названье
Досталось моему селу.
Чем старше становлюсь, тем больше понимаю,
Как трепетно и нежно я его люблю.

Библиография

О Родине негромкие слова: сборник стихотворений/ МБУК ЦБС Липец. муницип. р-на Центр. межпоселен. б-ка; сост. С. Н. Хлыстова; отв. за вып. Е. В. Некрасова. – Боринское, 2020 .- С. 46-47.

Тема непростая

Настроенье осенью – тема непростая.
Осень – презабавница разная такая!
В гости к ней идут дожди,
Тоже разные они.
Нынче дождик из воды,
А вчера был из листвы.
И листва-то непростая:
Яркая и золотая.
Настроенье изменилось,
Когда солнце появилось.
Лучик солнышка пришел,
В луже искупался.
Это лучик озорной
В памяти остался.
Был он солнышка приветом
И напомнил мне о лете.
Лето с грустью ждать не буду,
Осень – это тоже чудо!

Родная деревня

Мне места Вешаловки нет роднее,
Здесь воздух сладок, небеса синей.
А церковь, словно страж былых времен:
И чист, и нежен колокольный звон.
Здесь много солнца летом и весною,
И чуден лес осеннею порой.
Зимой искрятся чистые снега,
И этим Вешаловка всем нам дорога.
И пусть далековаты мы от центра.
Здесь встретят вас любовь, надежда, вера.
Здесь люди – золото, и жизнь их, словно песня!
Давайте к нам, вас ждет моя деревня.

Фронтовички

Живут на свете женщины простые; неприметные,
Всегда немного грустные и в темное одетые,
Они все из народа, им тяжкий труд привычен,
Все меньше год от года их, женщин-фронтовичек.
А были и они девчонками когда-то,
И каждая веселой хохотушкою была,
Но стала каждая солдатом,
Когда их Родина на подвиг позвала!
Они не думали, что подвиг совершают,
Хоть смерть лицом к лицу встречали много раз,
Солдат лечили, их кормили, им стирали,
Так приближали женщины Победы час.
А после – мирный труд в полях, на ферме,
И воспитание своих детей, потом внучат,
А раны старые болят, наверно,
Но женщины о том не говорят,
Когда попросишь рассказать о прошлом,
Поведают о фронтовых друзьях, не о себе.
И утверждают, что жизнь прожили хорошую.
Все эти женщины есть памятник несломленной судьбе.

Чечня

Идут мальчишки в армию,
Идут — калечить души.
И горько плачут матери,
Которым еще хуже.
Уходит сын из дома,
Оставив только горе.
Седеют мамки скоро
От жути и от боли.
Ах, что же ты наделала,
Чечня-война проклятая?
Умылись наши девоньки
Слезами, крови пятнами.
Стоят кресты безмолвные,
И память из гранита.
Ах, сколько наших кровных
На той земле убито.
И будет память вечная
Зарыта в наших душах.
И где-то — жизнь беспечная,
А где-то — мрак и стужа.
Летят гробы цинковые
По всей России грешной,
И плачут жены вдовые
От боли от сердечной.
А где-то братья с сестрами
Тихонько подрастают.
А девочка твоя, солдат,
Давно с другим гуляет.
И льются слезы матери,
Горючие, тяжелые.
Девчонки ваши славные
Вдруг стали чьи-то женами.
И вроде все, как надобно,
Ведь жизнь-то продолжается.
Но это все не радует,
Хоть радовать старается.
Идут мальчишки в армию…
И что же получается?
Что наши парни бравые
На муку лишь рождаются.

Библиография

О Родине негромкие слова: сборник стихотворений/ МБУК ЦБС Липец. муницип. р-на Центр. межпоселен. б-ка; сост. С. Н. Хлыстова; отв. за вып. Е. В. Некрасова. – Боринское, 2020 .- С. 6-7.

Вешеловка

Вешеловка – странное название.
Вешеловка – старое село.
Кто же так назвал его когда-то?
Что ему на ум тогда взбрело?

Может, здесь и впрямь когда-то жили
Дикие разбойники в лесах?
Убивали, грабили, душили,
Вешали людей на поясах?

Третий век над этой темой бьется
Много поколений спорщиков,
Ну а вешеловцы, знай себе, смеются,
Вспоминая сказку стариков:

Как однажды путник запоздавший
Ехал ночью или светлым днем,
А его уж ждал разбойник страшный,
За спиной играя кистенём.

Выбегал он лихо на дорогу
И хватал лошадку за уздцы,
Говоря купцу: молися богу,
Ждут тебя уж райские дворцы.

И тащил его он по дороге
До осины ближней, до сука,
И душил купца, моляся богу,
На концах его же кушака.

Может быть, об этой сказке-были
Много раз казали старики,
Ну а им об этом говорили
Их родные деды и отцы?

Может, это было по-другому?
Может, это выдумка моя?
Но чего б ни стоило, ей богу,
Эту сказку разгадаю я!

Библиография

Селезнев, Н. Вешеловка : стихотворение / Н. Селезнев // Сельская нива. – 2020. – 27 авг. (№ 34). – С. 5.

* * * * * *

Бег времени

Стремительно, неумолимо Время,
Оно идет, бежит за веком век,
Несется вскачь, не слушая, не внемля
Молитвам и словам, что просит человек.

Он просит об одном, чтоб
Задержалось счастье,
Чтобы оно не покидало дом,
Чтоб в жизни было солнечно
И не было ненастья,
А люди были б заняты весельем и трудом.

Но Время мчится, уносясь все дальше,
Оно бежит как норовистый конь,
Неся с собой мечту людей о счастье,
Оставив им взамен лишь пепел и огонь.

Зачем спешить?
Не торопись, о, Время!
Ведь в жизни счастья так короток век,
Куда ты мчишь?
Постой хоть на мгновенье,
Об этом тебя просит и молит человек.

Но к мольбам этим злое Время глухо,
Оно бежит во всей своей красе,
Стремительно несясь по замкнутому кругу,
Как резвый конь по выпавшей росе.

Признание в нечаянной любви

Ты в моей жизни случайное явление,
Тебя увидеть я даже не мечтал,
Но ты пришла как миг, как сновидение,
В которое нечаянно попал.

В том сновидении ты была прекрасной,
Твои глаза светились добротой,
И волосы спускались с плеч атласно,
Маня к себе своею красотой.

А глаз твоих бездонные колодцы
Таили в глубине немую грусть,
И мне хотелось утонуть в их водах,
Одно шепча упрямо: «Ну и пусть…»

Но губ твоих зовущее молчанье
И глаз твоих огромный водоем
Мне говорят одно лишь на прощанье,
Что этот сон не видеть нам вдвоем.

Мне это сон запомнится надолго,
Такие сны все реже вижу я,
В них сама жизнь старается напомнить
О бренности земного бытия.

Татьяне

Как много девушек хороших,
Но я люблю тебя одну –
Танюшку, милую Танюшку,
Девчонку славную мою.

Ты помнишь тот весенний вечер,
Который я так долго ждал?
И мостик над Липовкой речкой,
Где я тебя поцеловал?

В тот вечер был я слишком пьяный
И от любви, и от вина!
Танюшка, милая Татьяна,
Как дорога ты для меня!

«Ух, ты…!»

Воспоминанья, век двадцатый
Из забытья, из темноты
Передо мной, как в явь когда-то,
Опять встает моя «Ух, ты…!»

Опять я молод, мне шестнадцать,
Опять стою у той черты,
Кого любить, в кого влюбляться?
Кому сказать свое: «Ух, ты…!»

А ты бежишь в кругу подружек,
Не ведая о том, что ты
За красоту лица и ножек
Так мною названа: «Ух, ты…!»

Тебя так звал я, понимая,
Что не моя ты, что меты
Мои не сбудутся, но все же
Я называл тебя: «Ух, ты…!»

Прошли года (их было тридцать),
И мне не жалко, что мечты
Уж никогда не повторятся,
Но я любил тебя, «Ух, ты…!»

Библиография

Селезнев, Н. Бег времени; Признание в нечаянной любви; Татьне; «Ух, ты…!» [Текст] : [стихи] / Н. Селезнев // Сельская нива [Липец. р-н]. — 2020. — 1 окт. (№ 39) — С. 13. — (Лирика. Творчество наших земляков).

Старая дорога в Лебедянь

Старая, забытая дорога,
Одинокий кустик у ручья,
Что течет в низинке, по-над логом,
Весь заросший цветом иван-чай.

Меж дорогой и ручьем колодец,
А в колодце был исток ключа,
И песчинок очень быстрый танец
В хороводе он кружил, журча.

Шли года и ездили здесь люди,
Пили воду и хвалили вкус,
Но забыли старую дорогу,
Позабыли и родник, и куст.

И теперь родник забило илом,
Затянуло грязью его рот,
Он молчит какой уж год под игом
Ила, тины и не видит вод.

Оползли, оплыли его стены,
Завалили чистый вод исток,
И растет осока лишь в ложбине,
Да дрожит на кустике листок.

Долго я искал этот колодец,
Долго лазил в осоке ручья,
Окрапивил руки и порезал ноги,
Но нашел исток того ключа.

Рядом с ним лежал огромный жернов,
Что молол муку когда-то встарь,
Только он один, немой свидетель,
Помнит тех веков былую даль.

Помнит он и путников убогих,
Что ходили в монастырский храм,
Помолиться, поклониться Богу
И припасть к его святым мощам.

Помнит он и конные обозы,
Что везли товары в Лебедянь.
Помнит и купцов, и нищих слезы,
Богачей одежду, бедных рвань.

А теперь лежит он весь заросший
Осокой, травой и тем быльем,
Что растет на брошенных погостах,
Что цветет лишь ночью, а не днем.

И решил я возродить то место,
Вновь его очистить от былья.
Откопать тот жернов, вычистить колодец
И найти исток того ключа.

Целый день в поту, грязи и тине,
Я копал лопатой серый ил.
Был искусан оводами, гнусом,
Но достиг того, чего хотел.

Вновь обрел свои черты колодец,
Вновь в нем заиграл исток ключа,
И песчинок серый хороводец
Закружился в танце сгоряча.

Пусть тот ключ наполнит свое ложе,
Пусть живет, поя водою в рань,
Путника, какой пройдет, быть может,
Старою дорогой в Лебедянь!

Библиография

Селезнев, Н. Старая дорога в Лебедянь [Текст] : [стихотворение] / Н. Селезнев // Сельская нива [Липец. р-н]. — 2020. — 29 окт. (№ 43) — С. 4. — (Краеведение).

**************

Ностальгия!
Не встречайтесь с первою любовью,
Не ищите встречи с ней, не надо!
Пусть она тревожит сладкой болью
И идет по жизни где-то рядом.
Не стремитесь повстречаться с нею,
Ведь она совсем теперь другая,
И не та, которой вы, краснея,
Первый раз цветы дарили в мае.
Не ищите в ней следов былого,
И не ждите радости при встрече,
Не вернуть нам чувства дорогого,
Не любить, как в первый майский вечер.
И уже накрыла чувства осень,
На висках не иней серебрится,
И давай у жизни своей спросим:
«Где она – та, из мечты Жар-птица?»
Не поймали мы её за крылья,
Всё хотели что-то выбрать лучше,
Но все сказки обернулись былью,
И стоим мы над житейской кручей…

Одиночество
Всё уходит, уходит и это,
Позабудется острая боль,
Навсегда позабуду то лето
И короткую нашу любовь.
Позабуду и тёплый тот дождик,
Ливший вечером, как из ведра,
И тебя позабуду, не вспомню,
Нипочём, ни за что, никогда!
Позабуду и помнить не стану,
Вырву образ из пылкой груди,
И искать жадным взглядом не стану
Гибкий стан, что мелькнет впереди.
До сих пор мне досадно и больно
И корю я себя вновь и вновь,
Что бездумно и даже безвольно
Упустил я тем летом любовь.
Лишь одно забывать я не стану,
И всю жизнь вспоминать буду вновь,
Как тогда, совершенно случайно,
Повстречал в этом мире любовь.

Кукушка
Как когда-то в детстве, на опушке,
Я стою и слушаю опять,
Как года считает мне кукушка:
Раз, два, три, четыре, …двадцать пять.
С замираньем сердца тебя слушал,
Всё мечтал вопрос тебе задать:
Что же ты задумалась, кукушка,
Перестала мне года считать?
Накукуй годов мне много-много,
Чтоб хватило в жизни всё успеть,
Чтоб пройти все трудные дороги,
Чтобы свои песни все допеть.
Ты была всегда непостоянна
И сбивалась в счёте каждый раз,
Всё перевирала окаянно,
Как когда-то в детстве и сейчас.
Никогда твой счёт не будет равным,
Всё ты врёшь бессовестно опять,
Потому не верю тебе в главном,
Что умеешь ты года считать!

Прощание с музой
Ты для меня – не просто увлеченье,
В моей судьбе ты, как в душе заноза,
Не объяснить моё к тебе влеченье,
Ты для меня – мои стихи и проза.
Молю тебя, не будь ко мне жестока,
Не прогоняй, когда тебя увижу,
Бездушный взгляд пронзает, словно током,
А я тебя люблю и ненавижу.
Не говори, что ты меня не любишь,
Не убивай в моей душе надежду.
Мечтаю я, что ты моею будешь,
И что любовь вернётся к нам, как прежде.
Но ты пройдёшь – чужда и неприступна,
И холодна, как льда большая глыба,
Другим рукам и похотям доступна,
А для меня ты ускользнёшь, как рыба.
Молю судьбу, чтоб жизнь перевернулась
И чтобы мы переменялись ролью,
Хочу, чтоб ты опять назад вернулась,
А я б тебе сказал с великой болью:
Прощай на век, моя родная муза,
Прости за то, что вновь с тобой не встречусь,
Я не хочу твоею быть обузой,
Давай считать прощальной эту встречу.

Мечтатель
Опять мечтой одною я живу,
И ночью длинной снова мне не спится,
Хочу тебя увидеть наяву,
С тобой поговорить и объясниться.
Мне хочется в глаза твои взглянуть,
И в сказке, как когда-то, очутиться,
Признаться, что одну тебя люблю,
И в юность свою снова возвратиться.
А во дворе метель вовсю метёт,
Берёза веткой мне в окно стучится,
И, как назло, сон ночью не идёт,
И я всё жду, что счастье мне приснится.
Хочу опять, как в юности любить,
И быть шальным от счастья, и смеяться,
По улицам ночным весной бродить,
И с девушкой любимой целоваться.
Но ты не думай, что всё это бред,
Ведь я всё тот же, как и был, мечтатель,
Хоть много пронеслось над нами бед,
Но всю любовь свою я не растратил.

Библиография

Селезнев, Николай. Ностальгия! ; Одиночество ; Кукушка ; Прощание с музой ; Мечтатель [Текст] : [стихи] / Н.Селезнев // Сельская нива [Липец .р-н]. — 2020. — 19 нояб. (№ 46). -С. 11.: фото. — (Лирика : творчество наших земляков). — Автор из с. Вешаловка Липецкого района.

**************

  • ПЕСНИ

И вновь весна!

Солнце по-весеннему блестит,
Птички всем поют – весна проснулась,
Я шепну подруге: «Не грусти,
И прошу, чтоб ты мне улыбнулась»!

Припев:
Хоть промчалась юность, словно сон,
Вспомним, как когда-то сердце билось,
Я шептал на ушко, что влюблен,
Ты же мне шептала, что влюбилась.

А весна бушует за окном,
Теплый ветер холод вдаль уносит,
Вновь стоим, обнявшись, мы вдвоем,
Сердце наше снова ласки просит.

Припев.
И как будто не было тех лет,
Что канули, мимо пролетая,
Мы с тобой не будем помнить бед,
Лишь дела хорошие считая.

Припев.
А весна опять берет своё,
Кровь по жилам вновь бежит, играя.
И опять, как прежде, мы вдвоём,
Между нами вновь любовь витает.

Припев.
И поверь, что это всё не сон,
Сердце, как когда-то, вновь забилось,
Я шепну, что снова я влюблён,
Ты же мне прошепчешь: «Я влюбилась!»

Снежный вальс

Кружится, кружится, летает,
Как вата, искрящийся снег,
Метель языком заметает
Прощальный, нечёткий твой след.

Припев:
Ах, вьюга, подруга разлуки!
Скажи мне, зачем ты метёшь?
Зачем тянешь снежные руки
И холод мне в сердце несёшь?

Не знаю я – в чём провинился?
Стою и никак не пойму:
Зачем же в тебя я влюбился?
За что мне страдать одному?

Припев.
А ты, как метель недоступна,
Уходишь в холодную ночь,
Лишь кружит и кружит снег крупный,

Стирая следы твои прочь.

Припев.
И в сердце такая же вьюга,
Ударов судьбы круговерть.
И нам уж не встретить друг друга,
Друг другу в глаза не смотреть.

Незнакомка

Позабылись чувства, вспоминаю редко,
Как к тебе когда-то страстью я пылал,
А ведь было время, я влюбился крепко,
Милой незнакомкой я тебя назвал.

Припев:
Незнакомка, незнакомка,
вспоминаю стан твой тонкий,
Голос нежный и любимый,
блеск твоих красивых глаз,
Смех веселый и задорный,
улетавший в небо звонко,
Эти чудные мгновенья
вспоминаю я не раз.

Я прожил полжизни и любил когда-то,
Время то умчалось, унося года,
Позабылись в прошлом милые минуты,
И не ждал, не думал встретить я тебя.

Припев.
Ты ворвалась вихрем, пронеслась кометой,
Опалив мне душу пышущим огнем.
Но была холодной ты ко мне при этом,
Чувств моих, не видя даже светлым днем.

Припев.
Время раны лечит и врачует душу,
Но нет-нет, да вспомню я вечерний сад,
Домик над рекою, яблони и груши,
Те мгновенья счастья я вернуть бы рад.

Припев.
Но тебя нет рядом, дома не сидится,
Свою долю хочешь где-то отыскать,
Ищешь всё, как прежде, ты свою Жар-птицу,
Птицу счастья в сети хочешь ты поймать.

Поэт березовой России
Поэт березовой России,
Влюбленный в свой рязанский край,
С глазами незабудки синей,
Стихов даривший дивный рай.
Твоя береза под окошком
Навечно в памяти стоит,
И, распустив свои сережки,
На неба синеву глядит.
А светлый, серебристый тополь
Все так же на ветру дрожит,
И звук тальянки одинокой,
Как страж влюбленный сторожит.
И голос песни той далекой,
Тихонько над Окой плывет.
И юный парень синеокий
С любимой под руку идет…
Такая светлая картина
Передо мной в мечтах встает.
И снова он, Сергей Есенин,
О своей Родине поет!

Березе!
Есть у каждого в жизни места,
Где родился и вырос, но всё же,
Помню я, всю в зелёных листах,
Белоствольную нашу берёзу.

Припев:
Береста, береста, береста!
Ты на белую дымку похожа,
Снятся мне моей жизни места,
И на свете их нету дороже.

Край родной ещё ближе мне стал,
Чувств моих переполнились грёзы,
Но всех больше люблю я места,
Где цветут, все в серёжках, берёзы.

Припев.
Ах, береза, твой белый наряд
Навсегда так запал в мою душу,
Что десятки лет жизни подряд
Буду помнить тебя и не брошу.

Припев.
Путь белеет берёз береста,
Как у суженой белая кожа,
Я желаю роднее им стать,
И хочу быть берёзкою тоже.

Наливники
Посвящается солдатам, шоферам «Наливников»,
смертникам караванов в Афгане

  1. Ты в полк пришел совсем ещё мальчишкой,
    Лишь окончив школу, да курсы ДОСААФ,
    В Афган попал салагою, братишка,
    Свою девчонку не доцеловав.

Припев:
Мы шофера и нам крутить баранку
В метель и ветер, при любой жаре,
Нам суждены подъемы спозаранку
И строчки пуль на лобовом стекле.

  1. Прошли мы всё, мотая километры,
    В протектор шин и на карданный вал.
    Нас жгли песком провинций горных ветры,
    И в нас стрелял Гардез и Кандагар.

Припев:
Мы шофера и нам крутить баранку
В метель и ветер, при любой жаре,
Нам суждены подъемы спозаранку
И строчки пуль на лобовом стекле.

  1. Но в этот раз нас встретила засада,
    Колонна сразу понесла урон,
    Теперь, браток, отстреливаться надо,
    За колесом, дослав в «АК» патрон.

Припев:
Мы шофера, но только за баранкой,
В горах, в бою, мы как солдаты все,
Наш «Наливник» как жестяная банка,
Наш автомат на левом колесе.

  1. Суровый бой на этих трассах горных,
    Разрыва всплеск и гаснут мысли все,
    Тускнеет взгляд в глазах твоих огромных,
    Стекает кровь на левом колесе.

Припев:
Но я шофёр, я сяду за баранку,
Пусть пулемет беснуется в скале,
Прорвемся, брат, хоть оба мы подранки,
И наша кровь на лобовом стекле.

Ты выжил, ты вернулся, Шурави!
(в день вывода войск СССР из Афганистана,) 15.02.1989

Горячий ветер Афгана,
Далёкой и чуждой земли,
Оставил кровавые раны
На сердце твоём, Шурави.

Припев:
Шурави, Шурави, это имя когда-то,
Шурави, Шурави, тебе дали враги,
Шурави, Шурави, был в Афгане солдатом,
Шурави, Шурави, честь свою береги!

Но ты не сломался в чужбине,
Вдали от родимой земли,
В Афганской палящей пустыне,
Российский солдат Шурави.

Припев.
Тебя так назвали когда-то
Твои азиаты-враги
За то, что ты был лишь солдатом,
За то, что спасал жизнь другим.

Припев.
Держись, ветеран из Афгана,
Крепись, как тогда из всех сил!
Солдат! Шурави! Россиянин!
Ты нас всех собой защитил!

Библиография

Селезнев, Николай. И вновь весна! ; Снежный вальс ; Незнакомка ; Поэт березовой России ; Березе! ; Наливники ; Ты выжил, ты вернулся, Шурави [Текст] : [песни] / Н. Селезнев // Сельская нива [Липец. р-н]. — 2020.- 19 нояб. (№ 46). — С. 11.:фото. — (Лирика : творчество наших земляков). — Автор из с. Вешаловка Липецкого района.